Dec. 26th, 2016

el_d: (quoll)
В мое время "Коричневую пуговку" очень многие считали пародией. Ну действительно, "Вот так шпион был найден //
У нашей у границы. // Никто на нашу землю // Не ступит, не пройдет!" (или в более распространенном варианте "Вот так она хранится, советская граница. // И никакая сволочь границу не пройдет!") - про историю о том, как вражеский шпион был пойман только потому, что потерял пуговицу - и на нее наступил некий Алешка. Что ж это за граница такая, заходи, кто хочет? (Это не говоря уже о том, что лезть на чужую территорию в собственных штанах - вопиющий непрофессионализм.)
Ну и описание шпиона убеждало окончательно:
"А пуговицы нету
У заднего кармана,
И сшиты не по-русски
Широкие штаны.
А в глубине кармана —
Патроны для нагана
И карта укреплений
Советской стороны."
"Патроны для нагана" - они же почти четырехсантиметровые (3.83-3.88), рассуждали граждане эпохи 80х. Даже если штаны уж очень широкие (причем, сверху), оные патроны, умещающиеся в сколько бы то ни было заметных количествах в _глубине_ заднего кармана _вместе_ с картой укреплений советской стороны? Это же явно для смеха сказано, это всерьез сказать невозможно, особенно человеку пред- или послевоенного времени, когда любой встречный Алешка оный патрон от и для нагана от всякого прочего патрона навскидку отличить мог.

Однако же, песня настоящая, стихотворение написано Евгением Долматовским (прекрасно знавшим, где и у кого какие патроны), опубликовано в 1939, шпион в исходном тексте был японским и пуговка от заднего кармана блистала знаком "японской фирмы". И прекрасно укладывалась эта песня в общий контекст риторики 1939 года (см. например доклад Марины Раку на эту тему).

Более того, наличие "вражеских пуговиц" к тому времени было делом куда как серьезным.
Например, товарищ Сталин лично изволили начертать "Ну и нечисть"(*) [sic!] на сообщении об аресте ряда сотрудников Московской фабрики пластмассовых изделий и лично технического директора Ф.Элендера (бывшего бойца Красной Армии Рура) и изъятии из швейной промышленности 120 т. пластмассовых пуговиц. Изготовлялись пуговицы под дизайн "футбольный мяч" и политически зрелый взгляд легко угадывал на них изображение свастики.
Время действия, 1935 год, времена послекировские, но еще относительно вегетарианские, так что злосчастный Фриц Элендер отделался двухгодичным сроком (а если бы он успел внедрить дизайн, где свастика действительно имелась - и ее дробили молотами дружные рабочие - коммунист и социал-демократ, дело, пожалуй, обернулось бы хуже (**)).
Логику обвинения реконструировать нетрудно - ну а к 1939 году поиск вражеской символики уже принял панический характер.

Как следствие, на советском человеке "чужая" пуговица могла оказаться только происками врагов, а вот "чужой" человек с родной его сердцу вражеской пуговицей мог расстаться только по случайности. И само присутствие оной пуговицы на советской территории означало, что где-то так или иначе произошло какое-то злодейство. Граница нарушена. Нужно срочно к начальнику заставы.

примечания )

Profile

el_d: (Default)
el_d

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25 2627 28293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios